В детстве я зачитывался романами Фенимора Купера и Майна Рида. А там почти в каждой главе какой-нибудь Чингачгук Большой Змей, деловито и умело снимал с врага скальп и радостно добавлял его в свою коллекцию. Фантазия у меня была хорошая, но представлять подобную картину во всех кровавых подробностях мне не удавалось. А в конце девяностых я слегка подрос, начал подрабатывать в приемном райбольницы и увидел скальпированные раны, что называется, в живую.

В моём районе – два крупных города, на расстоянии меньше десяти километров друг от друга. Половина населения живёт в одном городе, а работает во втором. И утром на остановках начиналось «Взятие Зимнего дворца». Успеть на работу нужно всем. Пассажиры — в основном мужчины среднего возраста, с кряхтеньем и матюками трамбуются в стонущие Икарусы. Двери закры-хххх-шшш-да твою мать, Васька остался!-ваются! И автобус тяжело едет до следующей остановки, где в него каким-то чудом и вопреки законам физики втискивается ещё десяток рабочих. И ещё, и ещё.

И вот однажды утром в эту забаву отечественного пролетариата занесло бабушку лет семидесяти. Что её понадобилось в другом городе в самый час пик – история умалчивает. Может именно в этот миг в отдалённом магазине выбросили на прилавок макароны на десять копеек дешевле, может она решила в утренние часы по холодку прогуляться по колхозному рынку. Но вместе с серой толпой рабочих бабушка пошла на штурм. Опаздывающие на работу мужики далеки от джентльменского воспитания. Бабушка не втиснулась в первый автобус, выпала из второго, пропустила третий. И решила влезть в четвёртый любой ценой. Поэтому пробилась в первые ряды штурмующих и, когда дверь открылась, намертво вцепилась в поручень. Тот самый, который помогает подниматься по ступенькам в салон. Вцепиться-то вцепилась, а вот втянуть оставшиеся части тела внутрь сил уже не хватило.

Замотанный водитель в зеркала не посмотрел, дверь закрыл и поехал. Много ли надо старушке. Обшарпанные двери Икаруса замкнулись на её предплечье, как капкан. А когда автобус тронулся – кожа снялась, как с чулка. Увидев кровь, хором заорали рабочие, водитель в панике ударил по тормозу и открыл дверь. Бабушка в обмороке сползла на асфальт.

К чести пассажиров автобуса стоит сказать, что они даже Скорую вызывать не стали. Мигом перекрыли дорогу, остановили какого-то автолюбителя и под угрозой физической расправы заставили его отвезти пострадавшую в больницу.

Несколько дней неудавшаяся пассажирка провела в реанимации из-за большой кровопотери и шока. Потом её перевели в травму. А ещё через пару месяцев еду я на учёбу в медучилище, штурмую автобус за автобусом. Вижу – стоит наша пациентка, поглядывает на приближающийся транспорт в хищном нетерпении. И когда двери открываются, бабушка с пронзительным боевым кличем мощным броском ныряет в переплетение тел. И за поручни больше не хватается. Ну их, эти поручни. Одни проблемы от них.

Второй пациентке с аналогичной травмой тоже было за семьдесят. Спешила она домой, посмотреть очередную серию любимого сериала. То ли «Рабыню Изауру», то ли стартующую «Санта-Барбару». Зашла в родной подъезд, а соседи-гады уже в лифте стоят и на кнопку торопливо жмут, чтобы её, старую женщину не дождаться. Бабушка вымирающим барсом метнулась через три ступеньки и руку в закрывающийся лифт всунула. В 98-м году в скрипящих лифтах-туалетах с сожжёнными кнопками было много информации о моральном состоянии «Наташки с третьей квартиры», а вот датчиков движения не было. Поэтому лифт с жадным чавканьем сомкнулся на руке пенсионерки. От боли и испуга бабушка дёрнулась назад, кожа с руки снялась неожиданно легко, а потом те же соседи-гады привезли её к нам в приемное отделение. Всю в крови и в шоке. Солидную часть любимого сериала пришлось пропустить.

Если первые два примера можно отнести к несчастным случаям, то третий – прямое следствие интеллектуального развития пациента и его товарищей.

Робко начиналась эпоха неформалов. Из-под шапок нерешительно проглядывали первые розовые чёлки. Офигевшие от обилия жертв гопники не знали за кого хвататься. И вот в одном из училищ проходил практику паренёк, который любил грустную музыку, могильные кресты и длинные чёлки. Короче, эмо, районного масштаба. В училище парня не любили. Всячески пинали и обижали, но он стойко переносил страдания и даже, кажется, получал от них удовольствие. И вот наступило время работы на токарных станках. Вся группа облачилась в синие халаты и береты. Эмо тоже облачился. Но свою шикарную чёлку под шапку прятать не стал. Он, конечно же, помнил про технику безопасности и держал причёску подальше от крутящихся элементов. Но в самый разгар работы один из его обидчиков решил отвесить парню пенделя. Что и сделал. От удара эмо качнулся вперёд, наклонился, чёлку замотало в станок. На крики прибежал бухающий в своей каморке препод. Парня привезли к нам. И его чёлку тоже, в отдельном окровавленном пакете.

Тут-то я и увидел натуральный скальп вживую. И мне совсем не понравилось. Детские фантазии пошли прахом.

Короче извращенец был этот Чингачгук. Лучше бы марки собирал.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяКак проучить воришку
Следующая статьяПро чувство надежды
"Живи сейчас. Ведь прошлое и будущее объединено только в одной точке пространства - в тебе. У каждого свое восприятие времени. Кто-то живет быстрее, кто-то медленнее. Лишь ты сам можешь определять с какой скоростью жить. Перед тобой открыты все "настройки" - ускоряйся, когда нужно пропустить что-то неприятное, останавливайся, чтобы дольше насладиться моментом, замедляй, когда не успеваешь что-то закончить. Не нужно оглядываться на окружающих. Одни стараются настроить мир под себя, другие смиренно принимают настройки по-умолчанию. То, насколько разумно ты будешь использовать время, в итоге поможет достичь тебе тех результатов, о которых другие только мечтают."

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите ваше имя здесь